January 30th, 2020

Мытье кошельков в реке



Больше десяти лет назад я задалась вопросом: “Зачем в народном календаре столько праздников?” уже зная, что если что-то закреплено повсеместно в традиции, то это что-то важное, даже если я не понимаю этой важности.
На тот момент для меня самой праздники были чем-то тягостным: суета, напряжение, ссоры, расходы, горы посуды и усталость.

Потом я поняла, что дело не в еде, а в игре, что праздники помогают войти в ритм годового круга, дают возможность остановиться, подумать а туда ли я иду и включить игровое состояние, после серьезных будней, потому что в игровом состоянии включается “креатив” и находятся новые решения для сложных задач.

Потом я узнала, что у человека, семьи и общества есть два состояния: или нахождение в праздниках годового круга, или в трауре. В трауре человек или семья проходят свой путь, у них свой ритм и это специальное время для перехода от полного разрушения прежнего мира к новой жизни. И дело касается не только смерти близкого. Большая перемена, когда возникает “никогда больше” влечет за собой траур. Четыре сезона семья учится жить в новом состоянии и осваивает новые роли (в особо тяжелых случаях к этому году прибавляется еще два года легкого траура). Рождение ребенка, свадьба, похороны, переезд, в наше время развод, новая работа после многолетней старой… Задача тарура привести гормональную систему в порядок после пережитого стресса и научиться жить в новых условиях. А потом нужно выйти из траура и жить.

А жить - это участвовать в праздниках годового круга.

Но я не понимала, почему человека, который не участвует в празднике, но не находится в официальном трауре, могли побить. Колядовщики пели злобные колядки домам, которые отказали в приеме и поддержании их игры.

Теперь я знаю, что одна из причин: этот человек не принимает участия в собирании силы на новый этап, а собирается эту силу использовать - не честно.
Он лишается проживания общего опыта, общих чувств, а значит позиционирует себя как чужак.


А тут я осознала еще одну причину. Человек, избегающий праздников не прожил траур в отпущенное для него обществом время, тот самый официальный траур, когда все вокруг это знают и сам человек выделяется траурной одеждой. И если он официально вышел из траура, но в праздниках не участвует, веселья, игру, дуракаваляния не поддерживает, значит он встроился в состояние выживания, а жить так и не научился.

Знаете, когда человек хорошо научился достигать цели, прорываться через тернии к звездам, преодолевать трудности, но жить, сохранять достигнутое, наслаждаться своим счастьем не научился. Ведь он столько времени учился выбираться из жопы. А как жить вне её - не умеет и потому мастерски создает себе новую, привычную жопу. Разрушает отношения, срывает договоры, разрушает свое здоровье и опять выживать. Траур без конца.

Людям нужны впечатления и новый опыт и чтобы не разрушать достигнутое, придумали праздники, где и ритуальные бесчинства для желающих, и нарушение запретов и возможность делать то, что обычно не делал. Возьмите какую-нибудь деревушку, затерянную в Альпах, Карпатах или на Кавказе (горцы умеют сохранять традиции). Скорее всего вы никогда не услышите о ней в новостях, для приезжих там ничего не происходит. Но для местных столько дел, только закончился один праздник, как пора думать о подготовке к другому. И это обязательно, потому что если у людей нет игры, праздников, веселья и времени, когда можно то, что обычно нельзя, начинается траур, озлобленность, серьезность и выживание.

И сегодня мы с Анной Павлюк, которая живет во Фрайбурге, обсуждали игры с деньгами. В частности она рассказала мне о традиции в Пепельную среду - последний день католической Масленицы, купать кошельки в реке или фонтане (главное, чтобы вода была бегущая). Сначала команда Масленичных дураков читают похоронную речь Масленице, плачут, прощаясь с весельем (На руси тоже было яркое прощание с Масленицей перед Великим постом, заметьте, я пишу об этом в прошедшем времени, а про купание кошельков в фонтане в настоящем).

А потом серьезные люди, например Обер-бургомистр Мюнхена, а вместе с ним мэры, казначей, представители городского совета, купают в фонтане сумки, в которых хранится городская казна, а вслед за ними это делают все горожане.

Они моют кошельки чтобы смыть приобретенное за зимние праздники свойство кошелька не удерживать деньги, когда деньги из него исчезают. Потому что изначально кошелек предназначен для хранения денег, а за праздники кошелек разучился удерживать в себе деньги.

Кошельки моют, потом сушат на весеннем ветру и греют на себе.

Гуглите Geldbeutelwäsche и удивляйтесь. Видео посмотрите обязательно.

Традиция распространена именно в трёх немецких землях: Баден-Вюртемберг, Гессен и Бавария. И они - тройка самый богатых и профицитных земель Германии.

Игра! Деньги не любят траур и любят игру! Когда люди действуют не из страха, используя старые рельсы, а из задора и азарта, придумывая новые способы увеличить дохода.

И я подумала, что на курсе “Хозяйка денежной силы” нужно не только разбираться с помехами и печальными личными и родовыми историями, не только обсуждать серьезные психологические моменты в вашем бизнесе, но и я сделаю урок, где расскажу о ритуалах привлечения денег. (Курс продолжает разрастаться). А проводить эти ритуалы лучше всего в феврале.

Как сказал Обер-бургомистр Мюнхена Рейтер: “Даже если нет доказательств того, как на самом деле работает этот обычай, я определенно не хочу обходиться без мытья вашего (! Вашего, граждане, городского, казенного!) кошелька. В конце концов, это не повредило, и Мюнхен в последние годы не сильно пострадал в финансовом отношении».

Я точно не умнее и не серьезнее обер-бургомистра Мюнхена, а значит в последний день Масленицы прогуляюсь с пустым кошельком и с удочкой к реке. А потом поселю в нем неразменную деньгу. Дурачиться, так дурачиться. Тем более, что и наша Масленица уже скоро.