Category: музыка

Дофаминовая любовь: как мы «подсаживаемся» на человека

Дофаминовая любовь: как мы «подсаживаемся» на человека

Есть у Эдиты Пьехи песня с такими словами: «На тебе сошелся клином белый свет, но пропал за поворотом санный след». Мы одеваем любовную зависимость в красивые слова ...

Posted by Анна Вокина on 12 мар 2019, 20:36

from Facebook

Vokina в Киеве


Завтра сентябрь, а это значит, что я готовлюсь к поездке в Киев для проведения тренингов "Исцеление души" и "Верни свою силу" (который про русалок). Я готовлюсь к встрече с давними интернетными подругами, с которыми наконец-то произойдет развиртуализация, хочу увидеть древний город и метнуться в Одессу (ну раз уж я попадаю в Украину, что нынче очень непросто).
И вот навеяло. Песня дня для настроения.

(no subject)

Давно я не садилась за пианино. Точно ни разу за зиму, значит месяца 4. А тут началось цветение садов и самая пора играть Primavera Людовико Эйнауди. Села, и за один вечер вспомнила. Наверное его весна стала частью меня и уже не сотрешь. А как же это приятно чувствовать, как из под моих пальцев выходит прекрасная музыка.
Кстати, я давно не писала о занятиях вокалом, а они продолжались, и сейчас большой откат. Ну как откат. Учитель стал давать новые сложные упражнения и требовать от меня петь совсем иначе, чем раньше. В себя. Плюс соблюдение еще множества требований, на которые раньше он закрывал глаза. "Начинаем петь по-взрослому. Ты этого достойна!".
Опять чувство, что я начинаю все сначала. Опять это дурацкое ощущение, что я ничего не понимаю, туплю и дура дурой. Снова. И злоба, и желание сопротивляться, и бросить. И понимание, что "и это пройдет", что нужно довериться ему и следовать за ним.
Правда до середины апреля перерыв. Учитель уезжает в Москву. И я собираюсь следом быть там, было бы интересно встретиться с ним в Москве и услышать его в деле, на сцене.

(no subject)


Внутри каждого из нас живут воспоминания-образы может из прошлых жизней, может генетическая память, может память души о другой жизни, но эти образы отзываются, когда о них напоминают, мы хорошо знаем, что чувствуют люди, когда это делают. И, если захотим, то можем выписать вполне определенную историю того, как жил этот человек. Обычно мои слушательницы используют эти истории, чтобы разобраться, почему они иногда ведут себя странно, или если нечто, не относящееся к нынешней жизни, цепляет и заставляет переживать.
Но бывает, что эти образы не мешают, они просто есть, как часть личности и могут никак не проявлять себя, пока человек не начнет чему-то учиться и осваивать новое, которое оказывается не таким уж и новым.
В пятницу мы первый раз распевали Сегидилью (Кармен). И учитель прервал в середине занятие и сказал: "Иногда мне кажется, что я имею дело с оперной дивой, которая уже давно все эти партии знает и это пропето и прожито на разных подмостках. Вот сегодня, мы первый раз поем Сегидилью, сложнейшая партия, немногие с дипломом о высшем музыкальном образовании берутся ее петь. Понятно, что мелодия еще не улеглась, что есть сбои, но местами вы выдаете такую глубину, знание материала, тембр, голос, интонации, которые не могут вот так просто взяться только потому, что мы сегодня первый раз слова прочитали. Это и с Кармен, и такие моменты есть в арии Далилы, та же история с Третьей песней Леля, и с арией Лауретты.
Collapse )

(no subject)

‪#‎пою‬ После перерыва в занятиях вокалом, сама чувствую, как все стало интереснее. Наступило время тонкой обработки напильником того, что уже наработали.
Взялись за третью песню Леля. Первая русскоязычная. И это - оно! Где моему голосу есть где развернуться - показаться. Разве что Далила тоже дает мне такой разгул. Странное ощущение: снаружи песня Леля для меня не была такой притягательной, какой она оказалась изнутри.
Ну и я слушала до этого вариант в исполнении Архиповой, а учитель предложил ориентироваться на Образцову. И ее исполнение для меня действительно казалось более близким, удобным, понятным.
Тем забавнее сегодня было услышать арию в исполнении Полины Гагариной в "Призраке оперы" (Ютюб переключил на нее после Образцовой). Сразу понеслись мысли: как делаются такие шоу, я увидела, как Казарновская плавно увела внимание с оперного варианта исполнения ("Не стоит вам пытаться по-оперному тянуть вот ту ноту". "Милая девочка, милое народное исполнение".)
И все потому, что вчера мы эти первые четыре строчки разбирали по слову и учитель от меня требовал полного раскрытия моего меццо-сопранового тембра. И еще и еще! Ему нужно было выдать и тучу, и гром с молнией и дождь. И тут же показать легкое веселье цветиков и дЕвиц. И следом придать остроты и показать некоторую опасность того, что молодцы увязались. Работали с этим минут 15, а прожитого и впечатлений часа на три.
И тут такое показывают по телевизору. Я согласна с Казарновской, мило. Но я уже могу круче.

(no subject)



Сегодня я вкурила тему певцов-кастратов.Я писала об этом тут http://vokina.livejournal.com/712941.html и тут http://vokina.livejournal.com/712979.html
Весь день фоном шли записи Libera. И это так красиво! А какие они хорошенькие-сладенькие, даже не верится, что эти ангелы превратятся через несколько лет в вонючих волосатых мужиков.
Я глянула, что там пишут про солистов. Естественно с 1984 года там поменялось множество составов по этим самым естественным причинам. Но сейчас я могу наслаждаться записями их песен, в то время как бывшие солисты выросли и часть из них обзавелись детьми.
А каково было во времена, когда аудиозапись еще не создали? Вот эти мальчики, с выдающимися голосами, спевшиеся, подобран репертуар и все знают, что это лет на пять: и руководитель хора, и владелец хора, и зрители, и... сам сладкоголосый солист.
И ведь никто не знает, как изменится его голос. Вот сейчас он лучший из лучших, люди приходят на него, деньги, слава, все перед ним, а сломается голос и он может стать одним из... ничего особенного. Придется начинать все сначала. А если он еще и кормилец в семье, где еще много детей и его заработки - большое подспорье.
Вероятно для многих это было поддерживаемое обществом и семьей, но добровольное решение пройти через кастарцию, чтобы дальше идти по этой певческой стезе. И опять у меня параллели с детьми, которые в наши дни в профессиональном спорте с детства.
Может это и не был ужас-ужас?

О певцах-кастратах. К следующему посту.

Оригинал взят у nostradamvs в 41. Редкие аудиозаписи Алессандро Морески
Никто из нас никогда не слышал, как пел знаменитый оперный кастрат-сопрано Фаринелли, как пели Сенезино и Каффарелли, Валентино Урбани или Карло Скальци. Но мы верим, что это было божественно, и называем их великими. В XVII-XIX веках в Италии (и не только) для сохранения чистоты голоса кастрировали в среднем по 4000 мальчиков в год, и не все из них затем блистали на оперной сцене. Те, кто блистал, был богат, пользовался неизменным успехом у мужчин и женщин. Но записей их нет – и уже никогда не будет.
Все великие композиторы писали оперы и пьесы для мужских сопрано, меццо-сопрано и контральто – то есть для голосов, на которые были способны лишь кастраты. И Моцарт, и Бетховен, и Глюк, и Бах. Все. Особенно отметился Георг Фридрих Гендель, написавший более 40 опер для упомянутых голосов. Гендель:



И незачем возмущаться. Это было совершенно нормальной практикой. Как в XIX веке возмутились бы современными купальными костюмами и общественными пляжами, такого уровня было бы и наше возмущение практикой кастрации.
Последним великим оперным кастратом стал Джованни Веллути (1780-1861), исполнивший последнюю в истории арию, написанную специально для кастрата – Армандо в «Крестовом походе в Египет» Джакомо Мейербера.



В 1861 году кастрация в оперных целях была в Италии официально запрещена законом, хотя ещё в 1748 году Бенедикт XIV пытался отлучить кастратов от церкви – и вынужден был отступить перед общественным мнением и невероятной популярностью кастратов.
Но речь не об оперных кастратах. О них я вам ещё расскажу отдельно, это всё очень интересно. Речь о кастратах Сикстинской Капеллы – отдельной категории более слабых певцов, которые после оскопления не тянули на сольную карьеру в опере и становились хористами. Ещё точнее, речь о последнем кастрате в истории музыки и единственном в этой истории, оставившем после себя хотя бы жалкие фонографические аудиозаписи – об Алессандро Морески.



Collapse )

Полный список историй можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.


Имейте в виду, что при копировании посредством кнопки "Разместить у себя" видеозаписи с "ютюба" могут не скопироваться, оставив вместо себя пустые прямоугольники. Их придётся внести отдельно.

(no subject)

В первом классе со мной училась Лена Кузнецова. Мне казалось, что она была такая-такая...! У меня все внутри переворачивалось, когда я разговаривала с ней. И однажды она согласилась прийти ко мне на семилетие и подарила мне необыкновенную книгу: "Волшебная флейта" Кристофера Виланда.
Иллюстрации Дехтярева были волшебными и их хотелось разглядывать часами.



Collapse )

Я это все к чему? На днях пришла ко мне делегация детей и спросила, почему бы мне не спеть арию Царицы Ночи? Пришлось объяснять детям, что я не по этой части и эту арию не спою никогда (ну или раз в жизни и это будет последним, что я спою, ибо это поет колоратурное сопрано, самый высокий голос).

Обсудили это с моим учителем по вокалу, в итоге он рекомендовал нам Царицу Ночи в исполнении Дианы Дамрау. Как сказал Альберт: "У нее моцартовый голос, ярче всего проявляющийся именно при исполнении произведений Моцарта. Ну и произведения Моцарта в ее исполнении хороши, она родилась в Баварии, ей культура Моцарта близка".
Вот, делюсь.

О своевременности

В связи с тем, что рисунок моего сына вдохновил несколько людей на то, чтобы они тоже попробовали так рисовать, я опять ловлю себя на мысли, что у нас все с ног на голову.
Родители ведут своих детей, своих крох на разные кружки: и пение, и музыка и рисование. Сами этим не занимаются десятилетиями, тем самым показывая своим детям, что взрослые такой "ерундой" не занимаются. И большинство детей в подростковом возрасте бросают это гиблое дело.

А между тем именно во взрослом возрасте творчество и раскрывается. Мой учитель по вокалу сказал, что моему сыну сейчас заниматься пением не стоит, пока голос не поменяется. Что голос созревает окончательно и раскрывается во всей красе между 30 и 45 годами! (И женский тоже). Потому что созрел мозг, нервная система, окончательно сформировались связки и другие органы, участвующие в пении. А еще человек в этом возрасте уже обладает жизненным опытом, пережил разные житейские ситуации, меньше зависит от оценок окружающих и потому его песня будет сильнее, насыщеннее, он вложит в нее больше образов.
Ребенок, или молодой человек такого не сможет проявить.
То же касается и живописи. Когда я взяла в руки кисть, после перерыва в пару десятков лет, я удивилась тому, как по-другому стала воспринимать и то, что я вижу, и что делают мои руки. Ничего подобного раньше не было. Да и Светлана, которая взялась за это дело с весны, подтверждает своими рисунками, что жизненный опыт только в плюс http://sue888.livejournal.com/tag/творчество

Юная дева, танцующая танго или фламенко - жалкое зрелище.



И совсем другое дело - танец зрелой женщины



Получается, что попробовав свои силы в детстве, даже собрав множество наград, мы даже не поняли, зачем нужен этот инструмент. А став взрослыми, так и не узнали, на что способны.

Длительное грудное вскармливание и вокал.

Только что завершился очередной урок по вокалу. Трудно. Очень. На 20% радости у довольствия от того, что смогла, приходится 80% горечи и разочарования от осознания того, как все у меня внутри неправильно утроено.
На прошлом занятии мы начали с того, что я светила фонариком себе в горло и смотрела, как работает мое мягкое небо. Как попало работает. Приходится силой сознания делать то, что само не делается. При том, что петь - это естественно, как дышать, как плакать. Но мне приходится учиться этой естественности.
Сегодня я училась мычать, чтобы опять включать в правильную работу мягкое небо. Мы говорили о том, что коровы не напрягают горло, они используют диафрагму и грудную клетку, собака без напряжения может лаять несколько часов, потому что лает не связками, а всем телом. И обезьяны кричат всем телом так, что их слышно за километры. Это выживание для них, позвать своих, сообщить чужим, что это их место.
И любой человек тоже в состоянии звонко и громко звучать. Но не я. Хотя сегодня у меня получилось взять ре второй октавы, что не удавалось раньше. И без напряжения. И учитель говорит, что у меня еще большой запас в верху, но для меня это трудный шаг - результат 1,5 месячных занятий дважды в неделю.
А я подумала о своем, о грудном вскармливании и его влиянии на нормальное, задуманное природой развитие. При сосании все то же: широко открытый рот, разомкнутые челюсти, работающее мягкое небо, которое не свисает тряпочкой.
Я показала учителю слайды презентации д-ра Палмера http://www.llli.org/russian/subject/importance/palmer.html
И это все легло на вокальный опыт учителя. Он вспомнил о том, сколько оперных певцов-самородков выходило из простых семей в начале ХХ века.Они приходили в столичные театры и их не нужно было учить петь, им нужно было только освоить репертуар.
Вспомнил о своем дедушке, про которого говорили, что он прикладывался к материнской груди лет до 12, и действительно имел широкое красивое лицо и очень мощный голос.
И рассказал, как ему приходится работать с учениками. У большинства провисшее, расслабленное мягкое небо, неправильная работ а мышц языка, губ. А некоторым приходится подрезать уздечки и уголки губ, потому что не получается широко открыть рот. (Почем так получается, есть в презентации д-ра Палмера).
В конце я решила позвать своих долгокормящихся детей и попросила их громко произнести звук "А", широко открыв рот. И у того и у другого при этом язычок мягкого неба почти сгладился. Это то, что я сейчас учусь делать сознательно и мне непросто. А мои дети делают это просто так.